Deadbrand – авторская концепция Петра Аксенова, в которой художник представляет свое видение апогея процесса слияния миров искусства и брендов, а именно его логического завершения, воплощенного в идее смерти.


На фоне процесса глобализации и общих экономических тенденций последнего времени взаимоинтеграция искусства и бренда достигает своего финала – фатальной деконструкции, потребительской истерии приходит конец, а «фетиш» погибает. Этот процесс Петр Аксенов визуализировал во всей мрачности и разрушительности брендированных могильных плит, надгробных памятников и скорбных слоганов-эпитафий.

Сам автор говорит о ней: «Представьте себе, что все фирменные знаки исчезли в одночасье. Мало того, исчезли их носители – любимые вещи, парфюмерия, продукты, напитки, автомобили. Это даже не катастрофа, но что-то совсем уж апокалиптическое».

 

  

 

Концепция Аксенова в наивысшей степени отражает общую тенденцию взаимопроникновения искусства и брендов, создания так называемого branded art content, формы коммуникации в последнее время занявшей столь значимое место в маркетинговой активности многих luxury брендов. Не впервые, но в наиболее яркой форме бренд интегрируется в художественный процесс настолько, что в нем растворяется и становится самостоятельным арт-объектом.

Всего на выставке представлено 17 полотен и десяток скульптурных произведений, выполненных из мраморной крошки: сумка Birkin Hermes, бейсболка D&G или флакон Chanel № 5. Помимо ведущих luxury брендов, был представлен и mass market такими брендами, как и Coca Cola и McDonalds с трогательной эпитафией «I’m loving it». Для Tiffany & Co Петр Аксенов создал усыпальницу, в которую тянется вереница людей, чтобы проститься с властителем вкуса. Versace предстает перед зрителем в форме саркофага, украшенного барельефами в традициях бренда. Таким образом, художник представил достаточное многобразие сюжетных линий, объединенных единым трагическим смыслом.

Траурная атмосфера была создана организаторами и в самом выставочном зале. У самого входа на экспозицию был установлен большой траурный венок, встречающий гостей. Многие из гостей, принесших цветы в дар художнику в честь открытия персональной выставки, оставляли их прямо у венка. Гостей сопровождали две плачущие девы-модели, символизирующие скорбящих об уходе брендов, одетые подобающим образом с цветами в руках. Так и большинство гостей выставки отдали дань уважения указанному на приглашениях dress code, если не концепции самого мероприятия, и пришли в одежде темных тонов. 

«Мертвые бренды… – страшный сон «оголтелого потребителя» и мечта антиглобалиста.» – гласил пресс-релиз, однако выставка показалась настоящим кошмаром и для некоторых из насильно похороненных брендов. За час до открытия выставки две работы художника были сняты с экспозиции.

 
  

По официальной версии, десятки раз рассказанной как самим художником, так и глянцевыми СМИ, по личной просьбе Бернара Арно, LVMH, аргументированной тем, что представление Louis Vuitton в трагической интерпретации Петра Аксенова, является недопустимой коммуникацией для бренда, экспонат был заменен на надпись «Работа снята с экспозиции по настоянию Бернара Арно (Louis Vuitton)».

Через некоторое время дом Dior обратился к художнику с той же просьбой. 

Петр Аксенов: «Получился грандиозный скандал – «Dior» сняли работу! Бернар Арно звонил лично моим партнерам – просил снять работу, предлагал сотрудничество, но только не в плане смерти. Резонанс есть – получилось именно то, чего я и добивался. Люди начали переживать». 

Скандал со снятием экспонатов, безусловно, получил широкий светский резонанс и привлек внимание как к выставке, также как и к самой персоне художника, «напугавшего» бренды скорым концом, однако возник вопрос, не являлась ли сенсация частью общей провокационной идеи. 

Представители пресс-службы, а также маркетингового департамента LVMH заявили, что не владеют информацией о причине снятия экспонатов со своим участием, а также объяснения, почему работы были удалены с экспозиции всего за несколько часов до мероприятия при том, что открытие выставки в течение некоторого времени анонсировалось иллюстрацией именно работы Louis Vuitton, и от прямых комментариев в отношении соответствия маркетинговой политики бренда Louis Vuitton и концепции выставки Deadbrand также отказались.

Тем не менее, коммуникационная цель мероприятия была достигнута, гости встретили экспозицию Deadbrand с должным ажиотажем и интересом, а идея Петра Аксенова была признана оригинальной и провокационной и получила широкую огласку в СМИ, что лишний раз подтверждает, что бренды совсем не умерли и умирать не собираются, наоборот, грамотно выстроенная коммуникационная стратегия и поиск новых претенциозных территорий для своего представления могут вдохнуть в них новую жизнь. 

Реклама

Комментарии

Чтобы написать комментарий авторизуйтесь на сайте, либо используя свой аккаунт в

или зарегистрируйтесь

Реклама